Сицилийская Вечерня VII. Новые бароны


Ужасающий гигант с огромным мечом рубил их всех без разбора. Солдатня присоединилась к нему. Когда же они совершенно выбились из сил, стали хлебать они из чаш вино, которое смешивалось с кровью жертв и их собственным потом. У порта высилась гора изрубленных трупов и их одежд. Ни одного живого человека не осталось в Агоста. Многие бросились в море – да все потопли. Французы тем временем кутили в залитом кровью городе. Город потом был оставлен на многие годы.

Сицилийская Вечерня III. Проблема бастарда Манфреда

Римский двор был сыт всем этим по горло, и потому он поспешил перейти к исполнению древних, проверенных схем. И пока Папа продавал простонародью идею республики и свободы под сенью Церкви, его люди вели переговоры сначала с Ричардом Корнуэльским, братом Генри III Английского, а затем с Шарлем Анжу, графом Прованса, братом короля Франции Людовика IX, и наконец с Эдвардом, сыном все того же Генри

Сицилийская Вечерня I. Иннокентий VI и конец Гогенштауфенов


Но я буду помнить о необходимости сдерживать страсти, дабы не исказить историю против моей собственной воли. Ибо следует помнить с одинаковой искренностью о доблестях и ошибках и преступлениях, о счастливых и печальных днях тех поколений, что владеют нашими сердцами. И знаю я , что когда пишешь о давно прошедших временах, всегда возникает счастливый соблазн стать предсказателем будущего в прошлом. И потому факты мною описанные будут основываться на описаниях свидетелей эпохи

Великий граф Рожер, завоеватель Сицилии


На протяжении 250 лет Восточная и Западные империи, вместе и порознь, пытались подчинить себе Сицилию. Роберт и Рожер, с несколькими сотнями соратников преуспели менее чем за десятилетие. Завоевание Сицилии, вместе с начавшейся одновременно Реконкистой в Испании стали первым шагом великой христианской реакции на ислам и началом отвоевания утерянных территорий  в южном Средиземноморье. Той реакцией, апогеем которой стал гигантский эпос крестовых походов.

Архангел Михаил, Григорий Маниак и Николай II: как норманны оказались в Сицилии

“Я встретил этого человека и я был потрясен. Ростом они был десять футов, и чтобы поймать его взгляд нужно была задирать голову и смотреть, как на верхушку холма.  Вся его фигура, грубая и неприятная, несла с собой что-то штормовое. Его голос был подобен грому, его ручищи могли раскалывать стены и и разбивать бронзовые двери, он обладал яростью льва и неукротимой энергией”.