Крушение химеры социального государства: 50 лет приоритетной политики в Сен-Дени I

В экономическом отношении, департамент – настоящее Эльдорадо индустриальных групп. Штаб-квартиры таких гигантов, как SNCF, VEOLIA, SFR, GENERALI, BNP PARIBAS, DARTY, UBISOFT расположены здесь. Это объясняется относительно низкими ценами на недвижимость и чрезвычайно удобным расположением – между столицей и крупнейшим международным аэропортом. Оборот компаний в Сен-Дени в 2017 году составил 162 миллиарда евро, и он является третьим крупнейшим плательщиком НДС во Франции. Все эти внешние показатели, однако, никак не отражают реалий жизни на этой территории.

Бойтесь спасателей

Списки прибывающих

На протяжении многих лет в Средиземном море бушует война. Не между государствами, но между реальностью, самовольством, самомнением и самовозвеличиванием и прагматизмом. Корабли, вроде Aquarius подходят к берегам Северной Африки чтобы спасти тех, кто на резиновых лодках торговцами людьми попал в беду. И единственным способом спасения, конечно же. Является доставка пассажиров резиновых лодок на европейские берега.

Ни один из этих “обманутых”. Конечно же не верит, что у него есть шанс доплыть на резиновом плоту, за который уцепились 600 человек до Лампедузы. Aquarius и ему подобные корабли – часть этой извращенческой пьесы – и те люди, которые “спасают”, знают, что они не делают то, что прописано в морских законах. Потому что по международному морскому закону они должны доставить спасенных в ближайший безопасный морской порт (порт, в котором спасенным спасенные не утонут, но не порт, который обеспечит им право на лучшую жизнь и заботу). Услуги такси для контрабандистов не предусмотрены морским законом.

Описанный и отработанный до автоматизма процесс был нарушен новым “популистским” правительством Италии. Оно просто не согласилось с тем, чтобы паром контрабандистов вывалил человеческое карго там, где ему вздумается. Экипаж столкнулся с неожиданными проблемами – у него, например, не хватало припасов – потому что кто же мог предположить, что Италия откажется принять корабль? Но тут к “решению проблемы” подключились испанские социалисты. И корабль отправился к берегам Испании, в Аликанте – с тем, чтобы только что избранные правительство могло почувствовать себя хорошо и улучшить свой имидж.

При этом испанские социалисты, выселившие ради такой оказии из хостелей университета Аликанте несколько сотен студентов (заплативших по 750 евро в месяц за комнату) высокопарно вещали о “спасении беженцев от войны”.

И позднее были опубликованы списки беженцев и страны, откуда они прибыли:

Алжир: 43
Афганистан:1
Бангладеш: 3
Камерун: 6
Коморос: 2
Конго: 1
Кот д’Ивуар: 11
Эфиопия: 5
Гамбия:11
Гана: 3
Гвинея-Бисау:4
Гвинея:22
Либерия: 1
Мали:11
Марокко: 11
Нигер:1
Нигерия: 148
Пакистан:11
Сенегал: 13
Сьерра-Леоне: 20
Сомали:5
Судан: 152
Южный Судан: 49
Того: 9

О сравнению с летним домиком левацкого политика в Тоскане, это конечно, места совершенно непривлекательные. Но как объяснить то, что люди Гвинеи, Того, Гамбии, Марокко, Алжира, Нигерии – стран, где войны нет бегут в Ливию, где война реально есть?

Новый Синдром Виши II


Любительницы повеселиться

Даже там, где наказанием за отступничество не является немедленная смерть, социальные санкции в отношении еретиков настолько сильны, что только фанатики абстрактной истины готовы страдать за свои убеждения. Большая часть человечества – где бы то ни было, и не только в мусульманских обществах, не готова слишком рисковать ради философских принципов.

Новый Синдром Виши


Демографическая контрреволюция и мусульмане-хипстеры
Но первый и главный вопрос – действительно ли религия всегда и везде является организующим принципом мусульманской идентичности, то есть, в случае, если вы мусульманин, для вас ничего другого не имеет значения, или по меньшей мере, менее важно. Ответ на этот вопрос – нет.

Индустрия беженцев. Крепость Бремен


Германское федеральное ведомство по делам мигрантов и беженцев (BAMF) сотрясает крупнейший в истории скандал.

Отделение в Бремене в период 2013-2016 годов предоставило , не имея на то достаточных оснований, статус беженцев тысячам мигрантов.

Германия должна доказать марокканцам что они – не ливийцы


Германия начинает запоздало осознавать масштабы той проблемы, которую она сама себе создала, открыв границы летом 2015 года.

Осознание, как и следовало ожидать, идет снизу, и в местных газетах началась публикация опустошающих отчетов о том, что творится в центрах по приему беженцев

Прирожденный бельгиец


Стали известны новые подробности о террористической атаке в Льеже.

Ее совершил 36-летний бельгиец Бенджамин Херман, отбывавший длительный срок в тюрьме. Он сидел с перерывами с 2003 года, и должен был быть окончательно освобожден через два года.

В начале этой недели Херману предоставили двухдневный отпуск из тюрьмы – но он в нее не вернулся.

Херманн принял ислам и “радикализовался” в тюрьме. Он входил в антураж “знаменитого исламистского вербовщика”.

Херманн, судя по всему, был классическим криминальным подонком. Первые акты ограблений, нападений и поджога он учинил еще будучи несовершеннолетним. Херман, и брат его, Димитри, сидели на кокаине и героине. В 2008 году они ограбили киоск, отобрав у хозяина 180 евро. После этого, они уходя от погони врезались в полицейский блок-пост и чуть не убили полицейского. За это Херман получил 3 года тюрьмы.

По оценке тюремного психиатра Херман – “опасный психопат, без всяких признаков раскаяния и с большим риском рецидива”. В 2008 Херманн был приговорен за серию очередных подвигов к сем годам. В 2016 году он сбежал из тюрьмы (не вернулся из “отпуска”). В 2017 году власти внесли его в список “радикализованных”. Каким образом в Бельгии выпускают “в отпуск” радикализованных психопатов, пресса пока объяснить не сумела.

Херманн атаковал двух женщин-полицейских, в возрасте 45 и 53 лет сзади. Он перерезал им горло японским ножом, после чего забрал пистолеты у обеих и добил их выстрелами в упор. После этого он расстрелял 22-летнего стажировщика в школе, и взял в заложницы двух сотрудниц школы.

В перестрелке с полицейским спецназом были ранены несколько полицейских – до того, как Херман был убит.

За несколько часов до кровавой бани в Льеже Херманн вместе с напарником ограбил ювелирный магазин в Рошфор – своем родном городе. После этого что-то пошло не так, и Херманн убил напарника, проломив ему голову.

Министр юстиции Коен Гинс сообщил, что около 450 бельгийских заключенных зарегистрированы в качестве “возможно радикализованных”. Гинс также заявил следующее: “20 подобных атак совершены за последние 12 месяцев. Их практически невозможно предотвратить. Тот факт, что кто-то молится пять раз в день и постится не означает, что н завтра атакует”. Министр внутренних дел Жан Жамбон заявил: “Херман был преступником, жившим в тюрьме с юного возраста. Он также был урожденным бельгийцем”.

Между тем, представители профсоюза полицейских потребовали пересмотреть всю систему предоставления отпусков и “ночных отлучек”(!) заключенным, и назвал убийство двух женщин-полицейских “самым трусливым актом в истории Бельгии”.

Posts navigation

1 2 3 4 5 6 7 30 31 32