Мертвая Рука


Люди двенадцатого века были зачарованы святыми мощами. Те времена славились Святыней Трех Королей в Кельне, тряпочкой, прикрывавшей срамное место Христа, пеленками младенца Иисуса в Аахене, и двумя головами Иоанна Крестителя в одном только Константинополе.

Рога Хаттина. Постмортем V


Четыре мужа королевы иерусалимской 
Мусульмане впечатлились меньше. После смерти Монферрата последовала лишь одна неделя траура – и Изабелла была беременна. Когда секретарь Саладина спросил придворного крестоносца кто же отец, тот ответил, что речь идет о “ребенке королевы”. Секретарь написал: “Вы видите масштабы беспутства этих грязных неверных”.

Рога Хаттина. Постмортем IV


Иерусалимский король превращается во владыку Кипра
Все единогласно проголосовали за Конрада Монферрата. Ричард продемонстрировал благоразумие и великодушие. Он также вряд ли удивился. Он извинился перед Ги, и вместо этого, сделал его владыкой Кипра.  Семья Лузиньян правила островом следующие два с половиной столетия. Между тем, он послал своего лихого племянника, Генриха Шампанского, с благой вестью к Конраду в Тир. Услышав ее, Конрад повалился на колени и возопил к Господу, призывая его не допустить коронации, ежели он не достоин быть королем.  Спешная коронация была организована через несколько дней в Акко. Но 28 апреля Господь вмешался.

Рога Хаттина. Постмортем III

Проклятие Акко
Акко был городом помилованных преступников, шпионов, еретиков и ассасинов, заговоров и мошенничеств, город, в котором яд открыто продавали на рынке, и где даже священники сдавали собственные дома под бордели – уж больно выгодным был такой бизнес.

Рога Хаттина. Постмортем II

Сицилийские Неприятности
В течение считанных месяцев с момента потери Иерусалима , началась кампания по сбору армии с целью его отвоевать.  Трубадуры пели песни о крестовых походах, проповедники разбрелись по всем рынкам и ярмаркам Европы. Многие тащили с собой постер, на котором сарацинский рыцарь на лошади мочился сверху на Храм Гроба Господня.

Рога Хаттина. Постмортем

Женитьба маркиза Монферрасткого

Конрад обратился к архиепископу Пизы. Тот отверг все слухи о том, что у Конрада есть еще минимум одна живая жена (Феодора, сестра византийского императора),  и дал все необходимые разрешения – в обмен на серию торговых концессий для Пизы. После этого он отдал отчаявшуюся чету на женитьбу брату французского короля, архиепископу Бове. Архиепископ Кентерберийский в ярости отлучил от церкви всех участников этой сделки – но это не возымело ни малейшего эффекта. За пять дней до того, как старый вояка Конрад Монферрат поженился на Изабелле, архиепископ Кентерберийский помер от злости.

Они не знают, о чем говорят, когда говорят о религии


Проблема с Европейским Союзом – в том, что его наивные бюрократы (из тех, что не в состоянии найти кокос на Кокосовых Островах) обдурены лейблами.  Они относятся​ скажем, к салафизму, как к “религии” – с его собственными домами молений, в то время как на практике речь идет о нетолерантной политической системе, которая распространяет (или поддерживает) насилие и отрицает институты Запада – те самые институты, которые позволяют им оперировать.  Мы видели, что согласно правилу меньшинства, нетолерантный будет править толерантным: рак должен быть остановлен до того, как он превратился в метастаз.

Рога Хаттина VI


Агония королевства крестоносцев

Балиан Ибелин, видя неизбежность войны с Саладином вновь воззвал к королю: “Вы потеряли лучшего рыцаря королевства – Балдуина Рамле. Теперь вы потеряете помощь и совет графа Раймонда. Вам конец”.

Рога Хаттина V

Когда король Балдуин поднялся после своей горячки в Нацерете стало ясно, что он уже более не может править страной.  Его проказа ухудшилась из-за лихорадки. Он более не владел своими руками и ногами: они начали гнить. Он почти потерял зрение. Его мать, его сестра Сибилла  и Патриарх Гераклий убедили его передать регентство мужу Сибиллы, Ги де Лузиньяну. Ги получал полный контроль над королевством, за исключением Иерусалима. Иерусалим король оставил себе. Бароны с неохотой приняли решение короля.

Рога Хаттина IV


1176
Сияние двора Мануэля ослепило мир, который поверил в то, что империя была более могучей, чем на самом деле. Если бы он прожил дольше, его флот и его казна могли бы принести еще много пользы франкам. Его личность держала империю, его смерть сделала закат неизбежным.

Posts navigation

1 2 3 4 47 48 49